Главная » Общество » Геймификация и хакотоны. Ужас, чему учат наших детей! Или не ужас?

Геймификация и хакотоны. Ужас, чему учат наших детей! Или не ужас?

Девушка за компьютером В Польше школьники официально смогут играть в видеоигру вместо внеклассного чтения. В министерстве образования решили, что она ничуть не хуже книг. Теперь это часть образовательной программы. Дети из других стран, наверное, обзавидуются. Стоит ли?

Польские школьники в качестве внеклассного чтения смогут проходить уровни игры This War of Mine. Это симулятор выживания. Персонажи – мирные граждане. Пытаются выжить в городе во время гражданской войны. Им нужны еда и лекарства. Они под прицелом снайперов и мародеров. Разработчики взяли за основу события осады Сараева. Игра предназначена для старшеклассников и включена в образовательную программу.

А в норвежских школах уже не первый год преподают киберспорт. В Швеции тоже. Да и в целом в Скандинавии к нему лояльно относятся в учебных заведениях. В России тоже не раз предлагали ввести киберспортивный факультатив, однако Минпросвещения придерживается мнения, что школьная программа сбалансирована, хотя и приветствует современные формы.

Классические образовательные подходы, конечно, зарекомендовали себя. Но так ли они хороши для современного ребенка? Они его привлекают, увлекают? А главное, могут ли научить тому, что пригодится в повседневной жизни? Сегодня невозможно не использовать компьютеры в образовании, но важно соблюдать баланс. В идее ввести видеоигры в школьную программу есть несколько рисков, отметил в интервью радио Sputnik абсолютный победитель конкурса «Учитель года России – 2015», заместитель директора Самарского регионального центра для одаренных детей Сергей Кочережко:

«Много разных исследований посвящено распространению жестокости посредством компьютерных игр. Это связано, в том числе, с тем, что ребенок перестает разграничивать реальный мир и виртуальный мир. Второй риск – это формирование зависимости от компьютерных игр. Ребенку нужно от компьютера отдыхать. А если мы туда еще и школьную программу загоним…».

Есть и еще один риск. Между развлечением и обучением нужно видеть разницу, уверен Сергей Кочережко:

«На Западе сейчас очень популярен такой подход, как edutainment. То есть соединение обучения и развлечения. Но даже международные исследования качества образования, например, PISA, показывают большую эффективность классического подхода к образованию. Когда есть учебные занятия. Игра, конечно, является деятельностью, которая используется при обучении, но это не господствующая деятельность. Особенно у детей старших классов».

Польза видеоигр в школьной программе – вопрос спорный, скажут и педагоги, и родители. Тем временем, можно было бы посвятить факультативы, организовать курсы по грамотному использованию социальных сетей, чтобы дети не бесцельно проводили там время, а получали полезные навыки, продолжает Сергей Кочережко:

«Многие политики пользуются социальными сетями, и чуть ли не президентом США можно стать, благодаря Twitter. Вот научить детей пользоваться социальными сетями, чтобы приобретать популярность, распространять свои идеи и с помощью этого делать карьеру. Это было бы, на мой взгляд, полезнее для старшеклассников, чем использование компьютерной игры, в которую ты будешь играть, не общаясь с окружающим миром. А мы должны обучать общению с окружающим миром».

Пока российские школьники учились дистанционно из-за пандемии коронавируса, некоторые формы передачи знаний оказались очень востребованными, отметил педагог.

«Подготовка образовательных видеороликов, которые потом выкладываются в соцсети, и идет голосование, кто лучше объяснил ту или иную информацию. По-моему, это один из самых интересных подходов, который возник и был апробирован. Когда дети готовят для детей более младшего возраста образовательный контент, где объясняют какую-то тему. Сами демонстрируют свои знания и выступают в роли учителя. Опять же, благодаря соцсетям, можно определить не только предметные знания, но и другие навыки, которые необходимы в XXI веке. От видеомонтажа, до умения так написать сценарий ролика, чтобы за три минуты не потерять внимание зрителей», – пояснил Сергей Кочережко.

Игра игре – рознь, поэтому не стоит заведомо отрицательно относиться к такой методике обучения, полагает руководитель методического центра Университета Иннополис Мария Тезина. Геймификация (игровые элементы в образовании, – ред.) – один из основных драйверов в образовательных процессах.

«Нельзя сказать, что все компьютерные игры одинаковые. Если она задумана именно как образовательная игра, однозначно, стоит такие методы внедрять в школьный процесс. По факту это та же симуляция некоего процесса. Кроме того, компьютерные игры в принципе развивают у детей усидчивость и дисциплинированность. Если игра построена по правильным образовательным методикам, если она направлена на обучение ребенка конкретным знаниям, построена экологично, думаю, стоит рекомендовать эту игровую технологию для внедрения в школах», – сказала Тезина радио Sputnik.

Есть и еще одна форма, которая очень нравится школьникам, рассказывает Мария. Это хакотоны – от слов «хакер» и «марафон». Изначально это были форумы, мероприятия для программистов, которые собирались в одном месте и работали над какой-то задачей сообща в течение определенного времени. Сейчас такой подход используют и для обучения детей.

«Ребенок может почувствовать себя в роли настоящего IT-специалиста, поиграть во взрослого программиста. Это удобно, потому что ребенок, переживая этот процесс, качественно усваивает материал. Переносим хакотоны и на другие образовательные процессы. Форматов много. Начиная от погружения ребенка в некую среду, когда он обязан коммуницировать с другими участниками проекта. Мы занимаем менторскую позицию, помогая игру формировать, помогая ребятам общаться. Это приносит плоды. Мы видим, насколько в динамике меняются ребята из года в год, насколько качественнее становится их командная работа», – рассказала представитель университета Иннополис.

Новых способов получить знания и навыки много. Каждый педагог по-своему внедряет их в учебный процесс. Но в любом случае никакие технологии на данном этапе не могут полностью заменить живое взаимодействие ребенка и наставника. Изоляция и вынужденная «дистанционка» это подтвердили.


Источник

Оставить комментарий