Главная » Культура » Страсть и измены, слава и забвение. Горькое счастье Владимира Ивашова

Страсть и измены, слава и забвение. Горькое счастье Владимира Ивашова

Он ушел так внезапно. Не вовремя. Нелепо… Почувствовал себя плохо, от скорой помощи отказался, понадеялся, что полежит — и все пройдет. Не прошло. Многолетняя язва желудка. Внутреннее кровотечение. Вдобавок — пьяный доктор… Время было упущено. Второй операции Ивашов не пережил.

Жене Светлане Светличной, ждавшей исхода операции в больничном коридоре, сказать правду врачи не решились. Отпустили домой отдохнуть. Позвонили наутро… И она только спустя два месяца смогла заплакать.

Одна — на всю жизнь

Светлана и Владимир прожили вместе 35 лет. Родили двоих детей. Дождались внучки, с которой Ивашов любил проводить время. Как когда-то — с сыновьями. Жизнь актерской четы была насыщенной, яркой. Но вовсе не радужной. Впрочем… Может ли хоть одна пара, тем более творческая, признаться не кривя душой, что не прошла огонь, воду, избежала испытаний? 

В браке Ивашова и Светличной на удивление радость всегда шла рука об руку с горечью, страсть и нежность перемежались ревностью и изменами, а за славой вприпрыжку бежали безработица и забвение.

Их карьера в кино началась в один год: в 1959-м. Оба только начали учебу во ВГИКе. Светлана снялась у Михаила Калика, Владимир — у Григория Чухрая. И если ей звездных ролей еще нужно было добиваться, то его слава не заставила себя ждать. Чухрай даже пошел на то, чтобы остановить съемки «Баллады о солдате» и заменить Олега Стриженова, сыгравшего уже несколько главных ролей, в том числе в «Сорок первом», на желторотого дебютанта Ивашова. 10 лет разницы (часто несущественной для экрана) между Стриженовым и Ивашовым имели для фронтовика Чухрая большое значение. Владимир со светлым, по-хорошему наивным взглядом юного студента подходил идеально.

И, хотя высокие начальники со скрипом приняли готовую ленту, придираясь к чему ни попадя, фильм получил сотню зарубежных призов, был номинирован на «Оскар» за лучший сценарий. А Чухрая и соавтора сценария Валентина Ежова в конце концов наградили Ленинской премией.

Владимир Ивашов из 19-летнего студента в одночасье превратился в звезду мирового масштаба. В тот момент пожертвовать ему пришлось только своим курсом во ВГИКе: из-за съемок он остался на второй год. Но попал к Михаилу Ромму, что никак нельзя считать потерей. Плюс ко всему — познакомился с будущей женой. Одной — на всю жизнь. А это дорогого стоит.

Создать рай не получалось

Светлана была заметной девушкой, недостатка в ухажерах не испытывала. В какой-то момент Светличная и Ивашов почувствовали друг к другу симпатию (на нее сильное впечатление произвела «Баллада…»). Но боялись в этом признаться. Помогло участие в студенческих спектаклях. И поцелуй «по сценарию», после которого все закрутилось с бешеной скоростью. Свадьба. Рождение первенца Алеши… И, хотя жить пришлось с семьей мужа — всемером в одной комнате — и отношения невестки со свекровью не складывались, супруги были счастливы. Знакомые называли их Ромео и Джульеттой.

Они были молоды. Была любимая интересная работа. Рос сын. А потом будто что-то надломилось… Словно в их семейном автомобиле закончилось топливо и теперь его нужно было толкать в гору. С едва теплящейся надеждой на то, что он заведется…

«Я была отвратительнейшей женщиной», — станет корить себя спустя годы Светличная. Ивашов был однолюбом. Терпеливым. Внимательным. Безумно любящим. А она… Она — чересчур эмоциональная. Часто взбалмошная. Постоянно влюблявшаяся в партнеров…

Когда Владимира Сергеевича уже не будет в живых, появятся публикации о том, что семье не удалось избежать ревности, измен, скандалов. Светлана не в силах была устоять перед обаянием коллег. Владимир якобы был неверен в отместку. Писали даже, что супруги официально развелись. Но сын Алексей в откровенном разговоре с журналистом эту информацию не подтвердил. В начале 1970-х Владимир и Светлана решились на второго ребенка в попытке вернуть прежние чувства. Но, видимо, трещина в отношениях уже была глубокой. Создать рай и в собственной квартире на Фрунзенской набережной не получалось…

Не считал зазорным грузить шифер

После «Бриллиантовой руки» Светличная стала настоящей звездой. Фестивали, встречи со зрителями, бесконечные поездки… Она просто купалась в славе.

Но вот ведь ирония судьбы… Светлана осталась в памяти зрителей как «Не виноватая я — он сам пришел!». Даром что были и главные роли, и крепкие режиссеры, и другие заметные эпизоды. А Ивашова помнят только как Алешу Скворцова. Он стал заложником одной роли. И даже Ростоцкому, дважды предложившему актеру Печорина, не удалось сломать стереотип. Впрочем, как сказал однажды Николай Бурляев, стоило прожить жизнь, чтобы сыграть такую роль, как Алеша Скворцов. И нечего тут руки заламывать.

Заламывать пришлось в 1990-е, когда российский кинематограф рухнул. У Светланы за все десятилетие — две работы. У Владимира ситуация была лучше. Однако — ни приличных фильмов, ни серьезных ролей. То, что предлагали режиссеры, вызывало скорее отторжение, чем радостное предвкушение съемок. Сплошная грязь, как признавался он тогда, от таких фильмов хочется застрелиться или повеситься.

Перестройка коснулась и Театра-студии киноактера, в котором долгие годы служили супруги. Народных артистов стали увольнять. Ивашов со Светличной в знак протеста ушли сами… Но другой-то работы не было. И тогда народный артист Владимир Ивашов устроился на стройку. Хотя из-за язвы желудка врачи категорически запретили поднимать тяжести. Когда его узнавали в метро, он переходил в другой вагон. И с пониманием относился к прозвищу «Артист», которым его наградили коллеги-строители. Он не считал зазорным таскать и грузить шифер: его мама была швеей на фабрике, отец — рабочим на заводе. Ивашову важно было, чтобы семья не нуждалась. И чтобы любимая «Светка» по-прежнему выглядела сногсшибательно. Несмотря ни на что. За нее он готов был отдать жизнь. И отдал. Только слишком уж рано…

Источник: aif.ru

1 комментарий

Оставить комментарий