Главная » Общество » Расстрелянная Елена. Жена Николае Чаушеску разделила его судьбу

Расстрелянная Елена. Жена Николае Чаушеску разделила его судьбу

Ее именовали «Красной императрицей», о ее нарядах ходили легенды, ей приписывали владение несметным количеством дорогих украшений. Ей выражали любовь при встрече, а втайне ненавидели.

В роковой день 25 декабря 1989 года ей намекнули на возможность спасения, в случае если она позволит признать себя невменяемой. Но Елена Чаушеску, жена всесильного хозяина Румынии, предпочла разделить судьбу мужа.

Молодая подпольщица

Что такое кромешная нищета, Лена Петреску узнала очень рано. Румыния в начале XX века не отличалась особенным богатством, а местное крестьянство жило впроголодь. Семья Петреску, жившая в Валахии, привыкла считать праздником день, когда можно было поесть досыта.

В школе Елена училась не слишком успешно, и впоследствии злые языки назовут это доказательством её низких интеллектуальных способностей. Впрочем, девушку занимали не науки, а мысли о том, как обеспечить себе пропитание. После начальной школы Елена вместе с братом уехала в Бухарест, где поступила на текстильную фабрику.

Труд на фабрике был тяжелым, а зарплата низкой. Подобная несправедливость толкала молодежь к тем, кто готов был бороться за изменение существующего порядка вещей. В 18 лет Елена Петреску стала членом запрещенной Румынской коммунистической партии.

Супруга и товарищ

Ее не пугали преследования, тюрьма, даже гибель: у девушки был мужественный характер. А еще была красота, которая привлекла соратника по борьбе. Его звали Николае Чаушеску.

Их чувства будут проверены несколькими годами заключения Николае. В 1944 году Румыния выйдет из военной коалиции с нацистской Германией, а деятельность Коммунистической партии будет разрешена. В 1946 году Николае и Елена поженятся.

«Они жили долго и счастливо и умерли в один день», — сказочная формула точно описывает жизнь четы Чаушеску. Даже враги признавали, что румынский лидер обожал супругу, а она любила своего Николае, и эти чувства они хранили все 43 года совместной жизни.

Чаушеску постепенно поднимался по карьерной лестнице, пока в 1965 году не стал лидером социалистической Румынии. Закрепившись у власти, он стал расставлять по важным постам нужных ему людей. Не осталась без внимания и супруга: с 1972 года Елена Чаушеску входила в ЦК румынской компартии, затем — в ее исполком, в 1980 году была назначена на пост заместителя премьер-министра Румынии.

«Мать нации»

Говорят, что сама Елена была вдохновлена примером Цзян Цин, жены Мао Цзедуна, вошедшей в высшее руководство Китая. Правда, для Цзян Цин это плохо кончилось, но жена Николае Чаушеску не обратила на это внимания.

В семье Чаушеску воспитывались трое детей: родные Нику и Зоя, а также приемный сын Валентин. Мальчика, оставшегося после войны без родителей, Николае и Елена воспитали прекрасно, наверное, даже лучше, чем родного Нику. Если Нику Чаушеску по прозвищу Принц погряз в развлечениях и алкоголе, то Валентин спокойно получил образование, стал физиком-ядерщиком и с головой ушел в науку, не доставляя родителям проблем.

К началу восьмидесятых Елену стали именовать «матерью нации». Как и мужа, ее воспевали поэты, про нее слагали песни. Бедная девочка из Валахии не могла мечтать о подобном.

Николае Чаушеску старался исполнять все капризы жены. Правда, вопреки легендам, они были достаточно скромными. Рассказы о яхтах, уникальных ювелирных украшениях и туфлях с бриллиантами оказались такими же сказками, как и истории о миллиарде долларов на зарубежных счетах Чаушеску.

Политические игры

Елена жила в достатке, с удовольствием принимала здравицы в свой адрес и почетные награды, но ей было очень далеко до жен нынешней румынской и постсоветской элиты.

Однако от своего влияния на румынскую политику, которое ей предоставил муж, она отказываться не хотела. Введение в восьмидесятых годах в стране режима жесткой экономии, с помощью которого планировалось выплатить долги по западным кредитам, было идеей не только Николае Чаушеску, но и Елены. И там, где муж начинал колебаться, жена укрепляла его уверенность в правильности принятого решения.

В 1984 году Соединенные Штаты готовы были носить чету Чаушеску на руках: тогда румынский лидер, проигнорировав бойкот со стороны социалистических стран, отправил свою сборную на Олимпийские игры в Лос-Анджелес.

Чаушеску обхаживали американские дипломаты, намекавшие на то, что окончательный разрыв с Москвой позволит ему получить не только уступки по старым кредитам, но и доступ к новым.

Но Чаушеску почувствовал, что зависимость от Вашингтона может оказаться куда жестче, чем членство в советском блоке.

На одном из протокольных фото запечатлена встреча первых лиц и их жен: в один ряд стоят Раиса Горбачева, Николае Чаушеску, Михаил Горбачев и Елена Чаушеску. На самом деле приход Горбачева к власти стал для Чаушеску поворотным моментом. Повернувшийся к Западу советский лидер стал заменять «старую гвардию» в странах социализма. Чаушеску тоже намекнули, что пора на покой.

Первая «цветная революция»

А в это время Елена узнавала из западной прессы, что, пока румынский народ голодает, она, оказывается, купается в роскоши. Институт «цветных революций» делал свои первые шаги, и вряд ли супруга румынского лидера понимала, что с таких «разоблачений» начинается путь к силовой смене власти.

Когда в декабре 1989 года Румынию затрясло по-настоящему и на улицах стали звучать выстрелы, у Елены Чаушеску было время, чтобы покинуть страну. Николае тоже хотел видеть жену в безопасности, но она не оставила его.

22 декабря 1989 года супруги Чаушеску покинули на вертолете Бухарест. По пути летчик совершил посадку, поскольку новый министр обороны Виктор Стэнкулеску отдаёт приказ сбить вертолет с президентом. 

Николае и Елена еще надеялись добраться до территорий, где военные сохраняли верность Чаушеску. Но в городе Тырговиште их схватили.

После двух дней в тюрьме там же, в Тырговиште, их предали суду военного трибунала.

«Мы не остаемся за границей, наш дом здесь

Николае и Елену Чаушеску обвинили в разрушении национальной экономики, вооружённом выступлении против народа и государства, разрушении государственных институтов и геноциде.

Стенограмма двухчасового заседания оставляет странное впечатление. Кажется, все понимали, что будет потом, и поэтому вместо доказательств обвинения и защиты все вылилось в перебранку.

«Дети не могут даже купить простой леденец, а вы живете в народных дворцах, — возмущался обвинитель. — Давайте теперь поговорим о счетах в Швейцарии».

Когда Чаушеску заявляет, что никаких счетов у него нет, следует предложение: «Если вы не имели никаких счетов в Швейцарии, подпишете ли вы заявление, подтверждающее, что деньги, которые могут оказаться в Швейцарии, должны быть переданы Румынскому государству в его Госбанк?»

Подпишите заявление о готовности передать деньги из банков в Швейцарии, хотя таких денег нет. Блистательная логика.

Елене доставалось не меньше. Вот реплика обвинителя, адресованная ей: «Вы знали о геноциде или как химик имели дело только с полимерами? Вы как ученый знали об этом?»

Елене предлагали признать себя ненормальной, предлагали покаяться. Кажется, присутствующим было не по себе из-за того, что придется казнить женщину.

«Мы не будем подписывать никакое заявление. Мы будем говорить только в Национальном собрании, потому что мы упорно трудились для народа всю нашу жизнь. Мы пожертвовали всю нашу жизнь людям. И мы не предадим наш народ здесь», — отвечала Елена Чаушеску.

В конце заседания обвинитель бросил, говоря о последнем зарубежном визите Чаушеску: «Вам следовало бы остаться в Иране, откуда вы прилетели».

«Мы не остаемся за границей, наш дом здесь», — ответила Елена.

Их приговорили к смертной казни, дав 10 дней на обжалование решения. Но тут же было заявлено, что супругов казнят здесь и сейчас, дабы не позволить сторонникам отбить их.

Днем 25 декабря 1989 года Николае и Елену Чаушеску вывели во двор казармы, поставили к стене солдатской уборной и расстреляли. Через три дня расстрел свергнутого президента и его супруги показали по румынскому телевидению.

«Никто не предъявил никаких золотых унитазов»

Валентина, Нику и Зою Чаушеску бросили в тюрьму, обвинив детей расстрелянных в геноциде и разграблении страны. Нику Чаушеску, единственный из троих, кто имел отношение к органам власти, получил 20 лет тюрьмы, но уже в 1992 году был освобожден по причине болезни. В 1996 году он умер от цирроза печени.

Валентина и Зою освободили в августе 1990 года: обвинения против них были полностью высосаны из пальца. Зое тем не менее сломали жизнь: ее, математика, лишили ученых степеней и выгнали с работы. Жители Бухареста порой видели, что она собирает бутылки, чтобы заработать на хлеб. Зоя Чаушеску умерла в 2006 году в возрасте 57 лет.

К Валентину (видимо, как к приемному сыну) отнеслись мягче. Он продолжил заниматься научной деятельностью и бороться за последнее право родителей: быть похороненными по-человечески.

Сначала Николае и Елена Чаушеску были похоронены в разных местах под чужими именами, чтобы те, кто сохранил о них добрую память, даже не могли принести цветы на место их последнего упокоения. Потом могилу Николае привели в порядок, но отказывали Валентину в праве на перезахоронение матери рядом с отцом.

Лишь в 2010 году останки были эксгумированы, подтверждена их подлинность, после чего в канун 21-й годовщины казни их похоронили вместе.

В 2009 году обозреватель радио «Свобода» Владимир Ведрашко, работавший в Румынии в 1989 году, рассказывал: «Каких-либо счетов в банках не обнаружено. Каких-то особых богатств за Чаушеску не числилось. Во всяком случае, никто не предъявил никаких золотых унитазов, интерьеров его дворца. Я сам был в этом дворце. Ничего там не было золотого, кроме некоторых ручек, краников… Подчеркну, что я был там через несколько часов после падения режима, поэтому я могу говорить о том, что видел еще в нетронутом дворце».

Источник: aif.ru

Оставить комментарий