Главная » Политика » Михаил Барщевский: «Бизнес почувствует защиту через полтора года»

Михаил Барщевский: «Бизнес почувствует защиту через полтора года»

Большинство (71%) российских предпринимателей считают условия ведения бизнеса в России неблагоприятными. 59% говорят, что эти условия за последний год ухудшились, а 51% думают, что в будущем они только ухудшатся. Таковы итоги недавнего опроса ВЦИОМ, проведённого среди 500 предпринимателей, представляющих малый, средний и крупный бизнес во всех федеральных округах. 

Почему наши предприниматели не чувствуют себя в безопасности? Как это влияет на экономику и инвестиционный климат в стране? Об этом AIF.RU поговорил с заслуженным юристом России, доктором юридических наук Михаилом Барщевским.

Какие законы нужны экономике

Алексей Чеботарёв, АиФ.ru: Михаил Юрьевич, по результатам опроса ВЦИОМ 71% предпринимателей считает условия для ведения бизнеса в России неблагоприятными – это очень много. Вы же говорили в недавних интервью, что ситуация улучшается.  Но и факты (хотя бы недавние громкие дела против бизнесменов) ваше мнение не подтверждают…

Михаил Барщевский: Я очень люблю такое выражение – «Тенденция важнее фактов». Вот тенденция сегодня, по крайней мере на уровне правительства, однозначно направлена на защиту бизнеса.

Руководители государства разных уровней говорят, в том числе и с трибуны нынешнего V Восточного экономический форума, о создании или улучшении бизнес-климата, то есть деловой атмосферы. Эта атмосфера многокомпонентна – здесь и законодательство, и правоприменительная практика, и степень доверия бизнеса государству. И необходимо учитывать каждую компоненту. Потому что, например, частое изменение правил игры – в любую сторону, даже для улучшения условий – для бизнеса крайне нежелательно.

– Вы про бурную законотворческую деятельность Государственной Думы?

– Понимаете, к отдельным законам, которые принимают наши парламентарии, как правило очень мало вопросов, они подготовлены на хорошем уровне. Но когда принимается много нормативных актов, они неизбежно противоречат друг другу, там используется разная терминология, а это очень плохо для законодательства в целом.

Необходимо целостное, стратегическое видение законодательства. И тут есть области, которые требуют радикальных изменений. Вот недавно утверждена концепция нового Кодекса об административных правонарушениях. Это обещает стабильность, потому что сегодня поправки в действующий КоАП вносятся раз в неделю, если не чаще.

Также нам требуется новый Уголовный кодекс. Не случайно президент сказал, что по нашему УК можно объявить преступным сообществом совет директоров любой организации, где кто-то замечен в нарушениях закона.

Реализации намеченного три года ждут

В правительстве началась работа – её ведёт вице-премьер Константин Чуйченко – по разработке корпоративного законодательства. Это напрямую и сразу не повлияет на бизнес-климат, но в перспективе полугода создаст определенные и стабильные правила игры.

Полным ходом идёт и та работа, которую премьер Дмитрий Медведев назвал «регуляторной гильотиной» – сокращение или оптимизация полномочий контролирующих органов. Это очень важное дело, которое однозначно поможет бизнесу. Бизнес пока результатов этой работы не чувствует, но они будут. Пока же идет борьба между контролирующими органами, которые пытаются свои полномочия отстоять и правительством, которое старается их ограничить.

Начинается всё с разговоров, потом разговоры отливаются в поручения президента или председателя правительства. Потом начинается проработка этих поручений на чиновничьем уровне. Бюрократия никогда и нигде не работает быстро, поэтому пока этот сигнал сверху дойдёт до «земли», пройдёт, конечно, какое-то время.

– Сколько времени пройдет, по-вашему мнению?

– От разговоров до их реализации? Два-три года точно. Как говорят, «к гадалке не ходи».

Серьёзные разговоры начались год-полтора назад – вспомните Послание президента Федеральному собранию, когда глава государства сказал о том, какое количество дел возбуждается против бизнеса и сколько из них доходят до суда. Это была первая молния Зевса, осветившая небо. Страна огромная, чиновничий аппарат огромный, всё постепенно начало раскручиваться.

Думаю, через год-полтора мы увидим первые реально работающие нормативные акты по защите предпринимательства. Ещё год уйдёт на то, чтобы бизнес в эти законы и тенденцию поверил.

«Дело Калви» «закрыли» по инерции?

– А что вы думаете о деле Baring Vostok? Майкл Калви и Филипп Дельпаль под домашним арестом, еще трое российских фигурантов остаются в СИЗО.

– У меня нет ответа на вопрос, зачем нужно было сажать Калви и других фигурантов.

– Может быть как раз для того, чтобы спровоцировать кризис, осложнить ситуацию?

– Может быть. Ведь ни для кого не секрет, что сейчас во власти есть представители двух разных течений. Одни хотят навести порядок, и чтобы все ходили строем, другие же пытаются доказать, что общество состоит не только из воров, что людям нужно спокойно дышать и работать. И что лучше упустить одного вора, чем посадить десять невиновных.

– Но невиновных продолжают «закрывать»… Ведь подавляющая часть сидельцев следственных изоляторов, СИЗО – это мелкие предприниматели, о которых не пишут в СМИ и которым не помогают известные адвокаты. Сколько их сегодня?

– Я не знаю, сколько среди сидельцев именно предпринимателей. Но знаю, что, когда Владимир Путин впервые стал президентом – в 1999 году – в Российской Федерации был 1 миллион 300 тысяч заключенных. В начале этого года, по данным Федеральной службы исполнения наказаний, их было чуть больше 500 тысяч человек. И это если считать всех, в том числе и подследственных в СИЗО по всем статьям УК, из которых более половины – наркоторговцы. Собственно осуждённых меньше 500 тысяч. По сравнению с прошлым годом их число, по данным той же ФСИН, уменьшилось примерно на 40 тысяч человек. Такова тенденция.

В то же время есть смысл говорить о декриминализации многих статей и гуманизации действий правоохранительных органов, потому что даже в известных и самых крупных делах о хищениях предпринимателей речь не идет о миллиардных суммах. Вроде тех, что были в деле полковника Захарченко.

У меня есть большие претензии к сложившейся системе и с точки зрения состязательности процесса. Потому что на бумаге все хорошо. А на практике адвокатов реально лишают возможности защищать. Следователи позволяют себе абсолютно неприемлемые вещи. А с другой стороны, посмотрите на текучку кадров в органах следствия. Работа адская, зарплата низкая. С 1990-х ситуация не изменилась.

Но – нам нужна серьёзная судебная реформа с точки зрения обеспечения независимости суда от каких бы то ни было воздействий, прежде всего – от органов следствия. Именно эта реформа позволит свести случаи полицейского произвола против предпринимателей к абсолютному минимуму.

Источник: aif.ru

Оставить комментарий