Главная » Политика » Крымская весна: итоги первой пятилетки

Крымская весна: итоги первой пятилетки

Казалось, всё это случилось вчера: Крым, «вежливые люди», мир, замерший в полушаге от выстрела… И разговоры повсюду: в транспорте, в гостях, на улицах: «А наши-то! Раз – и сделали всё без шума, без пыли». И ликование: 16 марта 2014 г. жители Крыма единодушно высказали на референдуме своё желание: быть вместе с Россией. Как мы прожили эти пять лет?

Строительство ожиданий

Столь масштабный строительный бум, который длится уже пятый год, Крым не п­ереживал никогда.

Сдвинулись с мёртвой точки

Новый терминал аэропорта, федеральная трасса «Таврида», Крымский мост… Но кроме «строек века» есть и своего рода стройки социальных ожиданий.

Симферополь щетинится строительными лесами – здесь строят целыми микрорайонами, выгоняя многоэтажки одну за другой.

В украинское время очередь из тех, кто имел право на б­есплатное жильё, почти не двигалась. Некоторые «счастливчики» числились в ней ещё с 1980-х. Теперь ветераны Великой Отечественной, многодетные семьи начали получать квартиры.

Всего, по словам главы Республики Крым Сергея Аксёнова, бесплатное жильё было предоставлено 1,2 тыс. крымчан. С мёртвой точки сдвинулось обеспечение квартирами д­етей-сирот – их в Крыму 1,5 тыс. Многие успели повзрослеть, о­бзавестись своими семьями, но жили по-прежнему без своего угла. Теперь же симферопольские власти планируют закрыть значительную часть обязательств перед сиротами.

Идёт второй учебный год в симферопольской школе, которую называли «школой четырёх президентов», – самый знаменитый долгострой крымской столицы. Её заложили при украинском президенте Кравчуке, затем обещали достроить сменившие его Кучма, Ющенко, Янукович. Но достроили только в россий­ском Крыму.

Дороги, неприятно удивлявшие приезжавших с материка в 2014 г., стремительно стали меняться к лучшему. Только в 2018 г. Крыму было выделено на эти цели 3,19 млрд руб. из п­резидентского фонда.

Деньги на полуостров все пять лет шли настолько мощным потоком, что республика не успевала их осваивать, в том числе и по федерально-целевым программам. И за это приходится отвечать: в Крыму периодически увольняются и меняются чиновники разных уровней. Абсолютный рекорд пока за Министерством транспорта республики, где за пять лет сменилось 7 министров.

А 6 марта крымская энерго­система начала выдавать избыток собственной генерации в систему Краснодарского края. И это всего через четыре года после печально известной «энергетической блокады», у­строенной для полуострова украинскими националистами.

Одно из популярных у т­уристов мест – плато горы Ай-Петри – очень показательно для сравнения «было – с­тало». Был огромный восточный базар: шумный, «пахучий», в б­ольшинстве своём нелегальный, со множеством самостроев. И­скоренить его при украинской власти не могли. Теперь плато расчищено, одна из экологических угроз (на этой территории водосбор крымских рек) ликвидирована.

А одна из гигантских строек – трасса «Таврида» – подарила Крыму множество археологических открытий: Боспорские врата, скифские могильники, мост эпохи Екатерины II, артефакты времён Крымской войны, стоянки первобытных людей, древнейшую на внутренней гряде Крымских гор пещеру, в к­оторой нашли кости доисторических животных.

Новые стройки потребовались и для того, чтобы дать Крыму воду, после того как Украина перекрыла Северо-Крымский канал. Теперь три водозабора обеспечивают водой Восточный Крым, до 2022 г. должно з­акончиться строительство водоводов до Ф­еодосии, Керчи, Судака.

Победы и беды Севастополя

Недели три назад в Севастополе зацвёл миндаль. Деревья, усыпанные снежно-белыми, с розовой сердцевиной цветками, – такая же неотъемлемая часть города, как Пост № 1 у Вечного огня, чёрные шинели моряков на улицах, военные корабли, выходящие из бухты под песню «Легендарный Севастополь», как широкие ступени Графской пристани, полуденный выстрел из пушки Константиновской батареи и даже строгие коты, несущие вахту возле рыбачащих на К­орабельной стороне местных жителей.

Севастополь, можно сказать, стоит на традициях. Это его о­собенность. Город отвергает резкие перемены, пренебрежение его историей, сопротивляется тем, кто его не любит и не хочет у­знать.

Пятую годовщину «крымской весны» севастопольцы встречают целой гаммой чувств, среди которых не т­олько радость, но растерянность и недоумение. Нет, никто из голосовавших на референдуме за возвращение в Россию в своём выборе не усомнился. Будь у них опять такой выбор, севастопольцы поступили бы так же даже сейчас, оценив происходящее в городе.

Чуть меньше года назад заработала построенная в рекорд­ные сроки Севастопольская ТЭЦ – и энергодефицит остался в прош­лом. Расширен военный аэропорт «Бельбек», и в­роде бы пока сохраняется решение и­спользовать часть его для гражданской авиации.

Безусловно, намного лучше стали дороги. С 2015 г. начался капитальный ремонт домов – от фасадов и кровель до внутренних сетей. Достроена и торжественно открыта школа в Казачьей бухте, любой желающий через веб-камеру может наблюдать, какими темпами идёт строительство ш­колы-коллегиума на 720 мест на А­нтичном п­роспекте.

Однако в городе не прекращается противостояние местных общественников и приезжих ч­иновников, которые хотят п­еренести в Севастополь новации, подсмотренные в других регионах. Исполнительная власть (из «варягов») и законодательная (по большей части местные жители) – словно иллюстрация к пушкинскому «В одну телегу впрячь не можно коня и трепетную лань». Одна из последних тем противостояния – попытка инициировать приватизацию некоторых г­оспредприятий.

Нельзя не признать, что здравоохранение Севастополя переживает тяжелейшие времена. Критически мало врачей (хотя теперь приезжим оплачивают съёмное жильё), в мед­учреждениях «застыли» ремонты, где-то нераспакованной стоит закупленная техника, будущее обещанного горожанам онкодиспансера пока туманно. И очереди, очереди… Те севастопольцы, у которых есть деньги и возможность, едут за медпомощью в Симферополь или на материк.

Уже четвёртый год в Севасто­поле идёт массовый отъём земли. Город оказался в ситуации, когда ему просто некуда расти, и сейчас опротестовывается легальность выделения земельных участков при украинской власти. Вот только под раздачу попали самые обычные севастопольцы. Хотя закон гарантирует правомочность всех документов, выданных в то время, количество поданных исков уже исчисляется 7–8 тыс. Тревожный симптом: появившиеся в изобилии года п­олтора назад таблички с предложениями аренды помещений в бойких местах сменились др­угими – «Продаётся». Это з­начит, что малому бизнесу некомфортно.

Зато севастопольских льготников (а в городе 120 тыс. жителей, имеющих право на бесплатный проезд в общественном транспорте) пообещали снабдить проездными картами и не лимитировать количество поездок. Это и улучшит учёт пассажиров, за которых платит город, и самим севастопольцам даст возможность не спорить о том, кто и на что право имеет.

«Воровать можно. Но могут посадить»

«217 человек привлечены к дисциплинарной ответст­вен­ности, 69 – к уголовной. За 5 лет Комитет по борьбе с коррупцией при Совете министров Крыма провёл 500 меро­приятий, направленных на пресечение коррупционных действий», – отчитался перед Госсоветом полуострова глава Крыма Сергей Аксёнов.

Сергей Аксёнов осенью признался: «Я предоставлял ФСБ личные средства, это были 2 млн руб., чтобы проверить крымских чиновников на предмет к­оррупции. Деньги передавались через п­осредников». Масштабы воровства крымских чиновников впечатляют даже правоохранителей. И дело не в суммах, а в количестве желающих запустить руку в казну. Вычищать таких энтузиастов приходится по всей вертикали власти. Возбуждено 56 уголовных дел, в том числе в отношении двух вице-премьеров.

В феврале 2017 г. в симферопольском аэропорту был задержан бывший вице-премьер Крыма Олег Казурин за получение крупной взятки от одного из крымских застройщиков, который хотел госконтракт – 27 млн руб. В ходе следствия выяснилось, что Казурин также «совершал мошеннические действия и отмывал средства». Суд назначил ему наказание в виде лишения свободы на срок 11 лет и 6 м­есяцев и штраф 56 млн руб. Его преемник В­италий Нахлупин был задержан в конце 2018 г. по подозрению в получении взятки. Под след­ствием в СИЗО сидят бывший и. о. замминистра транспорта Валентин Дукорский и 1-й зам­главы Комитета по конкурент­ной п­олитике Крыма Ярослав С­ливка. За решёткой находятся экс-депутат крымского парламента Валерий Гриневич, осуждённый за мошенничество в особо крупном размере и угрозу убийст­вом, бывший руководитель крым­ского управления Федеральной налоговой службы Николай К­очанов, получивший 4 года за попытку подкупа сотрудника ФСБ. Регулярно пополняется и список пойманных на коррупции мэров крымских городов и посёлков. Тут и бывший глава Керчи Сергей Писарев (8 лет колонии строгого режима, штраф 6,4 млн руб.), экс-мэр Красноперекопска Игорь Яцишин (7 лет тюрьмы, штраф 3 млн руб.), бывший феодосийский градоначальник Дмитрий Щ­епетков (8 лет лишения свободы, штраф 42 млн руб.) и др.

«Сейчас коррупция касается в основном федеральных целевых программ. Воруют на строительстве дорог, к примеру, – говорит крымский журналист Сергей Кулик. – Чиновники норовят запустить руку в средства, выделенные на масштабные проекты». Есть и ещё одна причина такого всплеска казнокрадства. Большинство чиновников на полу­острове мест­ные. «На Украине чиновников не сажали. Когда Янукович посадил Тимошенко, это было очень сильное нарушение сложившихся правил, – рассуждает бывший украинский политик и бизнесмен, который сейчас ведёт бизнес в Крыму, Олег Царёв. – После «крымской весны» чиновники поначалу думали, что можно продолжать воровать, тем более при таких огромных бюджетах, но быстро осознали разницу между Россией и Украиной. Сейчас здесь работают ФСБ, МВД, возбуждаются уголовные дела. Чиновники понимают: воровать-то можно, но могут посадить».

«Приехала – и влюбилась!»

Сотрудник пресс-службы КФУ им. Вернадского Светлана Голубева переехала в Крым из Москвы в 2014 г. Переезд был неслучайным: в 2008 г. Светлана впервые побывала в Крыму и влюбилась в полуостров, а п­осле ещё нескольких визитов – и в своего будущего мужа, моряка, с которым познакомилась в Севастополе.

Светлана с мужем и тремя деть­ми купили дом в с. Партизанское (Симферопольский район): «Так вместо квартиры в центре Москвы я оказалась в домике в деревне, где по улицам ходят коровы, ночью не горит ни один фонарь, автобусы ходят редко, а вода подаётся по графику.

Но всё равно в Крыму мне очень нравится, – продолжает она. – Особенно когда начала работать в Крымском федеральном университете и увидела, как много в республике умных, способных и перспективных м­олодых людей».

Дизайнер-фрилансер Владислав Ерошенко жил с родителями в Запорожской области Украины. «Как-то поехали в Крым в поход на неделю. Тогда я и влюбился в него. После колледжа сразу переехал – чего тянуть-то», – рассказывает Владислав. Устраиваться было сложно, по­скольку родственников и друзей в Крыму у парня не было. Сначала Владислав сделал трудовой патент, затем нашёл работу и начал обживаться в Симферополе, а осенью 2018 г. получил разрешение на временное проживание (РВП). «А в общем, жизнь тут намного лучше, – уверен он. – Крым для меня – это романтика вечерней Ялты, это горы, море, это моя половинка, которую я встретил здесь. Это вкусный кофе и чистый воздух».

Источник: aif.ru

Оставить комментарий