Главная » Политика » Хроника бунта. Кто и зачем готовит провокации в Москве?

Хроника бунта. Кто и зачем готовит провокации в Москве?

Таким нарушением является и регистрация кандидатов в депутаты без проверки подписей, и участие в несогласованном митинге, не говоря уже о нападении на полицейских. Но, похоже, зачинщиков «московской бучи» это нисколько не смущает. Чем ответит власть на новый вызов?

АиФ.ru изучил хронологию последних событий в Москве, чтобы разобраться в том,  кто и какую роль в них сыграл.

Апрель 2019 года. Выдвижение

В апреле ряд оппозиционных политиков один за другим заговорили о желании принять участие в сентябрьских выборах в Московскую городскую думу. Среди выдвинувших свои кандидатуры были экс-депутат Госдумы Дмитрий Гудков, глава муниципального округа Красносельский Илья Яшин, муниципальный депутат Юлия Галямина, член ПАРНАСа Михаил Конев, члены столичного отделения партии «Яблоко».

«Друзья, у меня хорошая новость. Осенью я буду вашим кандидатом на выборах в Мосгордуму», – безапелляционно пообещал своим сторонникам в Фейсбуке Яшин. Он заявил, что за время работы в муниципалитете «увидел изнутри систему управления городом и разобрался в ее дефектах» и потому, дескать, хочет «остановить варваров в мэрии».

6 июня 2019 года. Начало сбора подписей

Для официальной регистрации в качестве кандидата на выборы в Мосгордуму всем претендентам нужно было предоставить подписи избирателей в свою поддержку – не менее 5% от числа избирателей в округе. В среднем по округу это от 4500 до 5000 подписей. Именно на этой стадии у многих выдвиженцев и возникли проблемы. 

«У нас очень невеселая ситуация в штабе: меньше сборщиков подписей выходят на поквартирный обход. Это происходит из-за плохой погоды, ливня и пронизывающего ветра каждый день. Вчера у нас вышло на 7 человек меньше, чем мы рассчитывали. Поэтому мы собрали меньше 200 подписей», — так, например, описывал проблемы своего штаба Константин Янкаускас. 

Другие потенциальные кандидаты начали ссориться друг с другом.  Владимир Милов обвинил партию «Яблоко» в переманивании сборщиков подписей из своего штаба. Мол, волонтеров кандидатам от либеральных партий не хватает, а те, что есть, буквально валятся с ног от усталости. Глава московского штаба «яблочников»» Максим Кац ответил, что его партия никого не переманивала, а «хантинг работников — это совершенно нормальная практика». «У нас нет рабства, и люди могут выбирать, где им работать», — заявил он Милову. Слово за слово, и два бывших соратника начали называть друг друга подлецами. 

Ещё один скандал возник, когда на точки сбора подписей юриста ФБК Любови Соболь начали нападать люди, которые обливали их фекалиями. Соболь поспешила обвинить во всем городские власти. Однако публицист Антон Красовский, который в прошлом году выдвигал свою кандидатуру на выборы мэра столицы, заметил, что на видео нападений все «вандалы» ждут, пока оператор удостоверится, что камера включена, а потом уже кричат, что они за «Единую Россию». «Чтобы ни у кого не было сомнений: да-да, мы из «Единой России», там нам выдали 300 литров говна на все соболиные кубы», — иронизировал Красовский. Мосгоризбирком после этого попросил полицию дежурить на всех точках сбора подписей, чтобы не допустить провокаций. 

Июнь – июль. Фальсификации 

Избирком как мог помогал «независимым кандидатам» со сбором подписей. Например, в один из выходных был организован единый день сбора подписей, когда избиратели могли встретиться с кандидатами в центре Москвы и оставить свои подписи в их поддержку. 

Однако «независимым» это не очень помогло. Соболь за первую неделю собрала всего 500 подписей, на что и пожаловалась у себя в Фейсбуке. На схожие проблемы сетовали Гудков, Янкаускас, Милов и другие кандидаты. «На выборах 2014 года либеральная оппозиция в очередной раз шла штурмовать Мосгордуму, но провалилась. С тех пор прошло 5 лет. Электорат либералов не особо увеличился, а оппозиционеры идут почти в каждом районе. Иногда в одном районе по нескольку таких кандидатов. Например, в 43 округе выдвигались одновременно Соболь и Митрохин, и еще в начале там же хотела идти на выборы Нюта Федермессер, которую откровенной травлей заставили снять кандидатуру другие оппозиционеры», — говорит АиФ.ru политолог Дмитрий Гусев.

Однако затем количество автографов избирателей начало стремительно расти. Например, у Соболь 19 июня было меньше 1800 подписей, а 24 июня она объявила, что набрала больше 3200, хотя ранее за неделю не могла собрать и 500 подписей. Вскоре обнаружилась и причина «чуда» — в одной из московских квартир полиция накрыла «фабрику» по фальсификации подписей в пользу Соболь. Были найдены схожие фабрики, подделывавшие автографы в поддержку Яшина и Гудкова.

О ситуации с подписями в штабе Яшина рассказал бывший сотрудник его штаба Петр Проскурин. По его словам, с каждым днем сбор подписей в поддержку кандидата проседал все больше. «В день собирали максимум 150, и то, когда такое случалось, это считалось крутым успехом». Когда руководитель сбора подписей Кристина Ахмеди стала приглашать в штаб «своих» людей, показатели резко выросли, хотя базы лояльных политику избирателей уже обошли (кстати, использовать такие базы – незаконно). В результате даже в штабе пошли слухи, что подписи подделывают.

6 июля. Сдача подписей

Приём документов на регистрацию кандидатов в Мосгордуму завершился 6 июля. К этой дате собрать все необходимые подписи (сколько из них было бракованных, на тот момент еще не было понятно) смогли Яшин, Янкаускас, Галямина, Гудков и несколько его соратников, члены команды Навального  Соболь, Жданов и др.

11 июля. Обращение к ЦИК

Около 100 оппозиционных муниципальных депутатов потребовали от ЦИК  допустить «независимых кандидатов» к выборам. «Благодаря общественной поддержке и эффективной работе своих штабов они успешно собрали тысячи подписей и подали их в окружные избирательные комиссии», – было сказано в заявлении. В московском избиркоме на это ответили, что говорить об «успешности» работы кандидатов над сбором подписей пока рано, потому что проверка подписей не окончена. Требование допустить кандидатов к выборам в избиркоме посчитали давлением. 

12 июля. Скандал с «мертвыми душами»

Член общественной палаты адвокат Илья Ремесло заявил, что в подписях независимых кандидатов найдены многочисленные фальсификации. Так, по итогам проверки 300 подписей в пользу Соболь, Гудкова, Яшина и еще ряда кандидатов выяснилось, что лишь около 100 из них оставлены реально существующими людьми. «Еще в примерно 150 документах есть ошибки в паспортных данных, т. е. таких людей не существует, а еще около 50 подписей принадлежат и вовсе умершим людям», — заявил Ремесло. 

«Глава штаба Навального Леонид Волков говорил, что даже одна подпись умершего человека говорит о фальсификациях. Теперь мы видим, что у кандидата Навального Любови Соболь по меньшей мере 10 подписей умерших людей. О какой честной избирательной кампании тогда можно говорить?» — сказал корреспонденту АиФ.ru Ремесло. Он высказал мнение, что единственная цель «независимых кандидатов» — не участие в выборах, а их дискредитация.

14 июля. Первый несанкционированный митинг 

Митинг начался на Пушкинской площади, причем организаторы этой несанкционированной акции назвали ее «встречей с избирателями». Но никакой встречей там и не пахло.  Собравшихся вскоре призвали «идти походом на мэрию».  Толпа примерно из тысячи человек направилась в сторону Тверской, 13. Воодушевленные безнаказанностью (никаких задержаний в этот момент еще не было), организаторы стали убеждать собравшихся «приходить сюда каждый день». Яшин предложил всем «постучать» в двери мэрии, чтобы там услышали (напомним, что это было воскресенье, выходной день, и сотрудники мэрии, естественно, тоже не работали). Люди начали с энтузиастом в эти двери колотить. А затем Соболь призвала всех направиться к зданию Мосгоризбиркома, на Моховую, 11. Уже там им дорогу преградила  полиция.  Кто-то стал с криками прорываться через оцепление. В ходе «встречи с избирателями»» организаторы попытались установить несколько палаток прямо на асфальт у избиркома, а Соболь пригрозила голодовкой. Случились и первые провокации в отношении сотрудников полиции. Например, всё та же Соболь обхватила шею одного из проходящих мимо полицейских. Толпа осаждала Мосгоризбирком около 4 часов — видимо, организаторы ждали нового подвоза палаток, чтобы попробовать-таки устроить «московский майдан». В итоге Соболь, Яшин и еще 37 человек были задержаны. Большинство были отпущены в тот же день, оставшиеся — следующим утром.  

17 июля. Первые итоги регистрации кандидатов

Глава Мосгоризбиркома Валентин Горбунов рассказал, что из 290 человек, подавших документы на выдвижение, были зарегистрированы 233. Отказ получили всего 57 человек (вдвое меньше, чем на выборах 2014 года, то есть эта кампания, получается, проходит даже более демократично). Горбунов посоветовал всем незарегистрированным кандидатам обжаловать решение избиркома, если они не согласны с ним.

20 июля. Согласованный митинг на проспекте Сахарова

Московские власти пошли навстречу незарегистрированным кандидатам и согласовали акцию протеста на проспекте Сахарова. По данным полиции, на него пришли не более 12 тысяч человек, по подсчетам оппозиционеров — в два раза больше. Однако даже организаторы акции признали, что людей было намного меньше, чем удавалось собрать в 2011-2012 годах.

«Митинг 20 июля был самым многочисленным и хорошо организованным, однако не него в выходной день пришли всего 10-20 тысяч человек. Для 10-миллионной Москвы это очень маленькие цифры. Они хорошо показывают, что большинство горожан проблемы несистемщиков не очень интересуют. Кроме того простая математика подсказывает, что если на улицы вышли многие их сторонники, то собрать по 5 тысяч подписей каждый из 13 независимых кандидатов никак не могли», — говорит политолог Олег Матвейчев.

23 июля. Встреча Памфиловой с незарегистрированными кандидатами

Глава ЦИК, которая до своей нынешней должности работала Уполномоченным по правам человека в РФ, пообещала всем незарегистрированным, что если они обратятся с жалобами в ЦИК или оспорят отказ в регистрации в суде, то все документы будут тщательно проверены, и «при малейшем сомнении» будет вынесено решение в пользу кандидатов. Также она подчеркнула, что силовыми методами давить на ЦИК бесполезно. В ответ организаторы протестов потребовали безо всяких условий зарегистрировать всех кандидатов скопом. «Процедура сбора подписей — заградительный барьер. Это спровоцировало политический кризис в городе. Выход из кризиса — зарегистрировать всех», — заявил, например, Яшин. 

Другие кандидаты отказались оспаривать подлинность подписей в суде. «Мы не можем тратить время избирательной кампании на то, чтобы доказать, что мы есть», — заявил Кирилл Гончаров. Третьи просто обругали Памфилову. «Вы все — одна банда, извините, пожалуйста. Бандитски зачистили третий округ от оппозиции», — жаловался Тимур Абушаев. Сторонники некоторых кандидатов начали откровенно травить Памфилову в интернете.

После встречи незарегистрированные кандидаты объявили о новом митинге. На этот раз — не согласованном с мэрией. 

26 июля. Провокации перед несанкционированной акцией  

Накануне митинга, намеченного на 27 июля, организаторы протестов начали разогревать своих сторонников в интернете. Звучали призывы прорываться к мэрии, полицию называли «наемниками», власти — «узурпаторами». Про выборы в Мосгордуму почти никто не вспоминал. Теперь целью протестующих, похоже, стала смена власти вообще. И правда, чего мелочиться? «Очень многое, если не всё, будет решаться завтра (точнее, уже сегодня) на Тверской. У узурпаторов есть оружие, наемники и карманные «суды» с фиктивными «законами». Однако их до смешного мало. Нас, москвичей, во много раз больше! На несколько порядков», — писал один из пользователей. «Многие спрашивают, дескать, что делать — мэрия оцеплена? Тоже все просто — скапливаемся по периметру оцепления, а потом решим, что делать…», — многозначительно намекал журналист Александр Рыклин. 

«Сначала пришли за Навальным. Потом за Яшиным. Потом за Клочковым. За Бесединой, за Янкаускасом, за Вихаревой, за всей оппозицией скопом. Все. Наступила тишина. И в ней раздался стук. Это пришли за вами. За теми, кто не встал с дивана. Он так и остался вашим гробом», — пугал «равнодушных» в Фейсбуке Дмитрий Гудков. Что примечательно, все эти заметки были старательно собраны на американском сайте Svoboda.org.

В МВД призвали граждан не поддаваться на провокации и попросили не участвовать в несанкционированном митинге. Большинство организаторов были задержаны ещё до акции. Пока они отсиживались в участках, их фанаты вышли на улицы и вступили в стычки с полицией. Хотя, возможно, в этом и состоял план лидеров несистемщиков — втравить в уличную борьбу своих сторонников, а самим остаться целыми и невредимыми.

27 июля. Несогласованный митинг, переросший в беспорядки

Несмотря на то, что собравшихся было в разы меньше, чем на согласованной акции 6 июля (полиция оценила количество собравшихся в 5-6 тысяч человек), проблем они доставили немало. Из-за угрозы массовых беспорядков в центре в субботу не открылись многие кафе и рестораны, а их владельцы понесли серьезные убытки. Протестующие перекрыли Садовое кольцо и на Тверскую, парализовав на время движение по этим дорогам. Они провоцировали полицейских, кидались в них мусорными урнами, пустыми бутылками и пакетами сока, применяли перцовые баллончики, выкрикивали оскорбления. У некоторых задержанных нашли ножи и молотки. 

Крупнейшие мировые издания (британская The Guardian, американские New York Times, Washington Post, немецкий Spiegel) массово публиковали фото «зверств полиции», но ни слова не упомянули о том, что акция была незаконной, а митингующие сами провоцировали стражей порядка. «Когда «желтые жилеты» разносят половину Парижа, и французская полиция их жестоко избивает, это считается справедливым ответом погромщикам. Когда тоже происходит в России, это называют нападением на демократию», — отмечает политолог Павел Данилин.

28-29 июля. Итоги митинга

При подавлении массовых беспорядков было задержано 1074 человек. Большинство из них отпустили в тот же день. На 150 человек завели протоколы об административном правонарушении, еще на троих – уголовные дела за нападение на полицейских. А Дмитрий Гудков, Илья Яшин, Владимир Милов и др. вслед за Алексеем Навальным отправились под административные аресты на 10-30 суток. 

Вопреки заявлениям организаторов акции про «зверства полиции», в больницы обратились лишь несколько десятков человек, однако госпитализировать никого не пришлось. Действия полиции были максимально корректными. О какой необоснованной жестокости можно говорить, если известно только о нескольких травмах у более чем тысячи задержанных? Активные действия стражи порядка начали принимать только тогда, когда действия провокаторов стали угрожать здоровью и жизни людей. А многих задержанных потом практически сразу отпускали — чего обычно не бывает даже в «демократичной Европе».

30 июля. Объявлено о новой несанкционированной акции

После митинга 27 июля мэрия и организаторы протестов пытались согласовать время и место новой акции. Московские власти по традиции предложили провести митинг на проспекте Сахарова. Однако оппозиционеры отказались от этого предложения без объяснения причин. Они захотели провести митинг на других площадках, в том числе у мэрии или у здания ФСБ на Лубянке, на что получили отказ (думается, точно так же поступили бы власти в США и Британии, если бы кто-то попытался устроить митинг у стен ЦРУ или Ми-6).

«Требование предоставить в качестве площадки Лубянку смехотворно и провокационно само по себе. Во-первых, Лубянка — это место расположения центрального аппарата ФСБ. Какое отношение они имеют к выборам в Мосгордуму? Во-вторых, Лубянка — крупный транспортный узел Москвы. Если здесь будет акция протеста, центр города будет парализован. Но очевидно, что на москвичей организаторам наплевать – для них важнее «картинка» для западных СМИ с задержаниями на фоне здания ФСБ», — считает политолог Олег Матвейчев. 

Надо ли добавлять, что организаторы подобных акций нарушают статью 17 Конституции РФ, которая прямо говорит: «Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц». Перекрытие трасс, создание помех в работе общественного транспорта, проведение сборищ в неподготовленных для этого местах — безусловно, таким нарушением являются. 

«Цели организаторов протестов давно уже ушли за рамки выборов в Мосгордуму. Эти выборы были использованы как повод начать протест. Возникает серьезное подозрение, что фальсификации в подписных листах оппозиционные кандидаты допускали намеренно, чтобы их не зарегистрировали. Очевидно, это начало масштабной кампании к выборам в Госдуму», – говорит Матвейчев. По мнению наблюдателей, затем сценарий с «непризнанием выборов» может развиваться по классическим лекалам «оранжевой революции». Пример Украины у всех перед глазами.

«Пока единственное, к чему призывают организаторы протестов — это нарушение закона. Регистрация без проверки подписей – это нарушение закона. Препятствование работе избиркома – это нарушение закона. Участие в несогласованном митинге – это нарушение закона. Вовлечение несовершеннолетних – нарушение закона. Перекрытие дорог — нарушение закона», — отмечает политолог Дмитрий Гусев. 

Участие же в митингах людей из других регионов объясняется лишь тем, что в самой Москве необходимого количества сторонников организаторов незаконных акций просто нет. И это только подтверждает, что главные действующие лица беспорядков действительно не смогли собрать достаточное количество подписей – подавляющее большинство москвичей не готовы ни выходить за этих людей на улицу, ни оставлять в их поддержку автографы.

31 июля. Мосгоризбирком рассмотрел жалобы кандидатов

После рассмотрения поступивших от незарегистрированных кандидатов жалоб избирком отменил решение об отказе в регистрации Сергея Митрохина в 43-м избирательном округе. По остальным кандидатам проверки продолжаются, заявил глава Общественного штаба по наблюдению за выборами, главред «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. Теперь жалобы будет рассматривать ЦИК. 

А вот насчет появления «мертвых душ» в подписных листах никто из нынешних организаторов протестов объяснения так и не дал. По факту фальсификации подписей могут завести уголовное дело. 

В московском ГУ МВД тем временем опять попросили граждан не приходить на несанкционированные акции протеста 3 августа из-за угрозы новых массовых беспорядков. «Столичная полиция будет оперативно реагировать на правонарушения и предпримет все необходимые меры для обеспечения правопорядка и безопасности граждан», — сказано в пресс-релизе московской полиции. Правоохранители напоминают, что участникам подобных акций грозит статья 212 УК РФ («Неоднократное нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования»), по которой предусмотрено наказание в виде штрафа в размере от 600 тысяч до 1 млн рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от 2 до 3 лет, либо обязательные работы на срок до 480 часов, либо исправительные работы на срок от 1 года до 2 лет, либо принудительные работы на срок до 5 лет, либо лишение свободы на тот же срок. 

Тем же, кто будет вступать в стычки с полицейскими, светит еще более суровая, 318-я статья УК («Применение насилия в отношении представителя власти»). И по ней уже минимальное наказание — штраф до 200 тыс. рублей или в размере зарплаты осужденного за период до 18 месяцев,  либо принудительные работы на срок до 5 лет, либо арест  на срок до 6 месяцев, либо лишение  свободы на срок до 5 лет. В худшем случае, если насилие представляло опасность для жизни и здоровья сотрудника правоохранительных органов, виновному может грозить срок до 10 лет.

Источник: aif.ru

Оставить комментарий