Главная » Общество » Хатынь. Как сожженная деревня стала мемориалом жертвам войны

Хатынь. Как сожженная деревня стала мемориалом жертвам войны

В этом году исполнилось 75 лет со дня уничтожения Хатыни. Историю этой белорусской деревни пресса рассказывала не раз. Но лучший способ прочувствовать события того дня — оказаться на месте бывшей деревни. О памяти, которую хранит мемориальный комплекс «Хатынь», — в сегодняшнем выпуске проекта «Музеи Беларуси вместе с БЕЛКАРТ».

Половине погибших не было 16 лет

Произошло все 22 марта 1943 года. Накануне в Хатыни остановились переночевать партизаны. Утром они подошли к шоссе, перерезали линию связи и организовали засаду. Около 11 часов утра на дороге показались машины немецких связистов в сопровождении полицейских. Завязался бой, во время которого были убиты несколько полицейских и командир роты 118-го батальона гауптман Ханс Вельке — чемпион Олимпийских игр 1936 года в толкании ядра.

Карательную операцию в Хатыни проводили тот самый 118-й полицейский охранный батальон и роты батальона СС «Дирлевангер». Всех жителей деревни согнали в сарай. В запертой деревянной постройке оказались целые семьи: Иосиф и Анна Барановские с девятью детьми, Казимир и Елена Иотко и их семеро детей. Маленькому сыну Веры Яскевич Толе было всего семь недель.

Сарай обложили соломой, облили бензином и подожгли. Соломенная крыша вспыхнула в одно мгновенье. В дыму сельчане начали задыхаться. Слышен был только крик. Двери набитого людьми сарая не выдержали: рухнули. Взрослые и дети стали выбегать, надеясь спастись. Фашисты расстреливали их из пулеметов и автоматов.

Деревню сожгли дотла. 149 человек погибли. 75 из них еще не было 16 лет.

Это кажется невероятным, но в тот день нескольким человекам удалось выжить. Трое детей, Саша Желобкович, Соня и Володя Яскевичи, успели скрыться еще до начала карательной операции.

В живых остались и двое мальчиков, которые выбрались из горящего сарая. Семилетнего Витю Желобковича укрыла собой смертельно раненная мама. Он так и пролежал под ее остывающим телом, пока фашисты не покинули Хатынь. Двенадцатилетнему Антону Барановскому пуля попала в ногу. Каратели приняли мальчика за мертвого и не стали добивать. Обессиленных детей подобрали люди из соседних деревень. После войны мальчиков отправили в детский дом в Плещеницах.

Из взрослых выжил только кузнец Иосиф Каминский, которому тогда было 56 лет. Обгоревший мужчина пришел в сознание ночью. Среди раненых хатынцев он нашел своего сына. Но спасти его уже было невозможно: мальчик умер у папы на руках.

Обелиски-печи и звон колоколов

Хатынь была не единственной деревней, сожженной вместе с жителями во время войны. Такая участь постигла тысячи белорусских населенных пунктов. В память о них в 1969 году и был открыт мемориальный комплекс.

В конкурсе на создание проекта победил творческий коллектив из архитекторов Валентина Занковича, Юрия Градова, Леонида Левина и скульптора Сергея Селиханова.

«Мы придумали венцы срубов на месте бывших домов, обелиски в виде печных труб, но чего-то не хватало. Заросшее травой поле, свидетель трагедии, хранило мертвую тишину. И вдруг в этой щемящей душу тишине неожиданно запел жаворонок. Звук, тут должен быть звук!» — вспоминал Леонид Левин, как родилась идея проекта. Звук дали колокола, которые разместили на обелисках.

По задумке авторов, мемориальный комплекс планировкой напоминает бывшую деревню. В центре — шестиметровая скульптура Непокоренного человека, который несет на руках погибшего ребенка. Прообразом стал тот самый кузнец, выживший в карательной операции.

Рядом — монументальные плиты, которые символизируют крышу сгоревшего сарая. Курган слева от скульптуры — это братская могила. На ней стоит Венец Памяти, где написано символическое обращение погибших жителей деревни к нам с просьбой хранить мир на земле.

На месте каждого из 26 домов, которые здесь были до войны, можно увидеть первый венец сруба и маленькую открытую калитку. Каждые полминуты на обелисках, которые возвышаются посреди срубов, одновременно звонят колокола. А на табличках, что на обелисках, указаны имена жителей дома, погибших в день трагедии. Рядом с детскими именами написан возраст — 15 лет, 7, 6, 2…

После Великой Отечественной войны 186 деревень исчезли с карты Беларуси. В память о них в мемориальном комплексе создано «кладбище деревень». На «надгробиях» — названия населенных пунктов, которых уже нет: Верхнее Стунжево, Залещино, Марково… В урнах хранится земля из сожженных сел.

А список уничтоженных фашистами белорусских деревень, которые возродились после войны, можно увидеть на «деревьях жизни».

В Хатыни также создана «Стена памяти», которая рассказывает о 260 лагерях смерти и местах массового уничтожения. Именно столько их было создано во время войны на территории нашей страны. О том, что в те годы погиб каждый четвертый житель Беларуси, напоминают три березы, вместо четвертой горит Вечный огонь.

На территории мемориала работает фотодокументальная экспозиция. Собранные материалы рассказывают о начале Второй мировой войны, трагедии Хатыни, Тростенца и Озаричей, создании мемориала под открытым небом.

«Хатынь» ежегодно посещают сотни тысяч человек из более чем тридцати стран мира. Большинство посетителей приезжают из стран СНГ и ближнего зарубежья.

Автор: news.tut.by

Источник: news.tut.by

Оставить комментарий