Главная » Общество » «Человек в тундре без ружья обречен на смерть»: как Росгвардия отнимает оружие у коренных жителей

«Человек в тундре без ружья обречен на смерть»: как Росгвардия отнимает оружие у коренных жителей

Представители коренных народов Ямало-Ненецкого Автономного округа (ЯНАО) жалуются на изъятие у них оружия и провизии. По их словам, к кочующим жителям Ямала регулярно прилетают силовики на вертолетах и отнимают охотничьи ружья, мотивируя это отсутствием оружейных сейфов в жилищах. Чиновники говорят: все, кто жалуется на изъятие оружия и припасов — браконьеры, которые хотят уйти от ответственности.

19 сентября в поселке Бованенково у чума ненца Валерия Худи приземлился вертолет Службы по охране, контролю и регулированию биоресурсов ЯНАО. Помимо сотрудников службы, из вертолета вышли сотрудники Росгвардии и местного управления Росрыболовства. Они провели в чуме обыск, в ходе которого изъяли ружья, на которые были разрешения, и заготовленную на зиму рыбу. По словам брата Валерия, после обыска Виктор боится идти домой — он обнаружил у чума следы белого медведя, а защититься теперь ему нечем.

 

 

Житель Ямала оленевод Ейко Сэротэтто утверждает: оружие у кочующих народов изымали и раньше, но люди это не афишировали, потому что их запугивали, да и интернета у них не было. «Прилетает вертолет в чум, они смотрят, шмонают, если видят ружье — проверяют документы; если их нет, сразу забирают оружие, если есть, проверяют условия хранения, наличие сейфа внутри. А как сейф в чум поставить? Или вот пошел охотник в поход, поставил палатку, а к нему приезжает полиция и спрашивает, где сейф», — рассказывает «МБХ Медиа» Ейко.

По его мнению, шансов на то, что оружие вернут, мало: «Если ружье без документов, то его, скорее всего, не вернут. А у нас на Ямале со времен Советского Союза ружья продавались без лицензии, просто для охоты. Те ружья сохранились и до наших времен, мы их передавали от отца к сыну. Я не слышал случаев, когда оружие возвращали. Более того, недавно у местного жителя два ружья забрали, хотя у него все документы были. После того, как в интернете подняли шум, „биоресурсы“ сказали, что все вернут», — говорит Ейко.

Основной промысел местных жителей — охота и рыболовство, поэтому изъятие оружия и замороженной рыбы сильно по ним ударит. «Для нас, коренных жителей, кочевников, вся жизнь — вечная охота, вечное странствие, у нас нет закрепленной избушки. Мы как на охоту едем, не берем с собой все. У нас образ жизни такой. Человек в тундре без ружья обречен на смерть, даже если на стойбище нападет не медведь, а лиса или песец, больной бешенством», — объясняет Сэротэтто.

По словам Ейко, в управлении «биоресурсов» работают местные, но не представители коренного населения. В соцсетях пишут: работники службы часто издеваются над представителями малых народностей. Так, в комментариях во «ВКонтакте» местный житель рассказал: осенью 2011 года сотрудники службы поймали его в устье реки Яхады, забрали улов и «пустили свежепойманную рыбку на закусон». Поспорившую с представителем «биоресурсов» во «ВКонтакте» ямальскую девушку полиция, как говорит Сэротэтто, потом вызывала на допрос.

 

 

По мнению представителей Службы по охране, контролю и регулированию биоресурсов ЯНАО, все порочащие службу сведения — результат работы браконьеров. «Ряд недобропорядочных жителей, браконьеров, своими публикациями пытаются дискредитировать работу служб, силовых структур и таким образом уйти от ответственности за нарушения. Уточните: те, кто жалуются, привлекались к ответственности за нарушения правил рыболовства, охоты, незаконное владение оружием?» — советует «МБХ Медиа» заместитель директора службы Сергей Данюк.

«Между прочим, многие коренные жители проявляют к нам добросердечное отношение. В большинстве случаев кочевые жители, рыбаки, охотники, оленеводы дают нам информацию о правонарушениях. Мы и им помогаем: едем мы в рейд, закидываем на место людей, продукты им привозим», — поясняет он.

В «биоресурсах» рассказали: сотрудники службы ничего не изымают. Служба проводит рейды вместе с силовыми структурами, «чтобы все заинтересованные участвовали в них под одним флагом, одним рейсом». Оружие изъяли сотрудники Росгвардии, а рыбу — Федеральное агентство по рыболовству, поэтому они ничего не могут вернуть пострадавшему.

По словам Данюка, в ходе рейда 19 сентября выяснилось: житель Ямала хранил оружие не в чуме, а в деревянной постройке. Представитель «биоресурсов» предположил: провизию изъяли потому, что тем, кто ведет традиционный образ жизни, специально выделяются квоты на добычу, а житель либо ее превысил, либо выловил рыбу особо ценной породы.

«Раньше квоты утверждались приказом департамента природных ресурсов, а сейчас это перешло в Росрыболовство. На каждого жителя выделяется квота, и вопросов нет, человек может ловить эту рыбу согласно квотам. „Черную“ рыбу, которая не запрещена к любительскому лову, тоже можно ловить. Другое дело, если выявили ловлю рыбы особо ценных пород, но такие вопросы нужно задавать федеральному агентству по рыболовству», — рассказывают «МБХ Медиа» представители службы.

Ейко Сэротэтто считает, что из-за неграмотности местных народов силовые структуры могут делать что угодно. «Служба биоресурсов приезжает и забирает провизию, прикрываясь законами. Мол, так нельзя, это нарушение. Бедные оленеводы политически безграмотны: они не знают законов, которые разрешают коренному жителю Крайнего Севера ловить ту же рыбу, охотиться. А сейчас жителя Крайнего Севера сравнивают с жителем юга России. Если ко мне приедут, я отобьюсь как-нибудь, а другому покажут бумагу — и все, значит, власть права», — говорит оленевод.

«Это все исторически обосновано, наши предки боялись Красной Армии, много было провокаторов на севере: придут, ее именем все заберут. Зачастую люди не хотят сталкиваться с этим и просто соглашаются. Например, оленеводу скажут „дай, подпиши, а то все заберем“. А ему надо пасти стадо. Как пойдешь против законного представителя? Он покажет корочки, и ничего ты не сделаешь», — объясняет он.

После жалобы Сэротэтто прокуратура начала проверку действий службы по контролю биоресурсов. Прокуратура проверяет законность действий инспекторов: при изъятии рыбы и оружия они не составили протокол обыска. Ейко говорит: вне зависимости от решения властей малые народы будут подавать жалобы и устраивать сходы, чтобы «обсудить, что делать дальше».

Постановление Правительства России о ношении и использовании оружия разрешает пользоваться огнестрельным оружием при наличии разрешения с целью охоты, самообороны, оленеводам или работникам подразделений Российской Академии Наук, работающим на Крайнем Севере. Хранить оружие нужно в изолированных помещениях и в сейфах, это контролирует Росгвардия. При перевозке оружия нужно уведомить силовые структуры.

Автор: Антон Воронов

Источник: mbk.sobchakprotivvseh.ru

Оставить комментарий